18:58 

В стиле По: Кольцо, приносящее счастье

rony-robber
Не шалю, никого не трогаю, починяю примус
***
- Сколько?
- Три кроны, сэр.
Это «сэр» прозвучало уже совсем не так учтиво, как четверть часа тому назад, когда Том и Вивиан зашли в крошечную ювелирную лавку на окраине Бэлфорда.
- Три, - тихо повторил Том. - Три.
Вивиан просунула ладонь под его локоть и мягко потянула:
- Брось, Том. Пойдем...
- Нет, - мышцы на шее Тома напряглись под дешевым, но идеально накрахмаленным воротничком. - Никуда мы отсюда не уйдем. Пока не купим кольцо. Что у вас еще есть?
Вивиан еле слышно вздохнула. Три кроны за колечко. Немыслимо. И это при годовом заработке горничной в шесть фунтов или восьмифунтовом годовом окладе мелкого клерка в издательстве. Она знала, что у Тома с собой всего одна крона и два шиллинга. Он сам их накопил, решительно отвергнув любые ее попытки вложиться в покупку подарка для помолвки. А теперь оказывается, что даже этой суммы, с таким трудом собранной, не хватало.
Ювелир – сухой старик со слезящимися глазами и артритными руками – тоже прекрасно это понял. Покопавшись в недрах прилавка, он выставил на стекло простой деревянный поддон с вытертым бархатом, на котором лежали пять невзрачных колец. Складывалось ощущение, что их уже кто-то носил. Дешевое тусклое золото выглядело потертым, а из украшений на этих кольцах виднелась только полустертая резьба.
- Шесть шиллингов за штуку.
На этот раз ювелир даже не удосужился добавить «сэр».
Том набычился, оскорбленный явным пренебрежением и ценой, назначенной за совершенно невзрачные побрякушки. Но Вивиан протянула руку с удивительно тонкими, почти аристократичными, пальцами и взяла самое маленькое колечко. Надев его на палец, она улыбнулась жениху:
- Ты только посмотри, какое оно милое. Давай его возьмем!
Насупившийся Том при взгляде на обычно неприметное, но удивительно хорошевшее от улыбки лицо Вивиан, сам улыбнулся и повернулся к ювелиру:
- Мы берем.
Расплатившись за покупку, счастливая парочка вышла на улицу.
В Бэлфорд пришла весна. Сквозь серые комковатые тучи всё чаще и чаще проглядывало бледное солнце, газоны у домов состоятельных джентльменов уже начинали зеленеть, и на душе порой появлялась какая-то непонятная легкость. Возможно, она зависела от того, что осенью Том и Вивиан собирались пожениться, и это грядущее событие наполняло их сердца ликованием.
Спустившись по ступеням лавки, они уже собирались двинуться в сторону Флег-стрит, когда Вивиан показалось, что ее платье за что-то зацепилось. Глянув вниз, она не сумела сдержать короткого вскрика – подол ее простого, но аккуратного плаща схватила рукой отвратительного вида нищенка. Возраст ее невозможно было определить, но то, что она не мылась уже бог знает сколько времени, ощущалось сразу.
Из-под засаленного капора выбивались грязные бурые лохмы, на пледе, укутывавшем плечи, была целая палитра отвратительного вида пятен, но хуже всего была рука, которой нищенка вцепилась в полу плаща – худая, трясущаяся, со вздутыми синими венами, и вдобавок очень сильная. Вивиан в ужасе попыталась выдернуть ткань, но у нее ничего не вышло.
- Хватит ли тебе мужества, маленькая леди?
Том угрожающе двинулся в сторону отвратительной старухи. Но та лишь хихикнула и продребезжала:
- Хватит ли терпения вынести боль?
- Отстань от нее, слышишь! - Том с силой рванул плащ из цепких лап. - Отпусти!
- Если дотерпишь до осени, будешь счастлива. А нет, так нет.
Том уже был готов пнуть грязную ведьму по руке, но та резко отпустила край плаща и зашлась в приступе визгливого смеха:
- А нет, так нет! Попомни мои слова!
Это неприятное событие изгладилось из памяти Вивиан тем же вечером, когда они с Томом сидели за ужином, и она любовалась скромным кольцом, тускло посверкивающим на ее руке. Они радовались, мечтали и строили планы на будущую жизнь. И нелепые пророчества полоумных старух не имели для них никакого значения…
Вивиан, милая работящая девушка из рабочего поселка, служила горничной в семье адвоката. Том трудился на должности корректора в ежедневной газете «Бэлфорд-Таймс». Доходы у них были более чем скромные, но это не мешало им понемногу откладывать деньги на грядущую свадьбу. И теперь, когда состоялась помолвка, молодые люди с еще большим рвением принялись за работу.
Вивиан и раньше добросовестно трудилась, а сейчас старалась превзойти сама себя. Миссис Чедвик, супруга адвоката, не могла нарадоваться на смышленую и исполнительную прислугу. И, несмотря на скупость, она даже прибавила Вивиан жалованье. Это было просто замечательно. И неважно, что спина Вивиан иногда начинала назойливо ныть, а руки порой казались одеревеневшими.
У Тома тоже внезапно дела пошли в гору. Однажды из-за ушедшего в запой репортера в колонку новостей не хватило заметки. И пока выпускающий редактор метал громы и молнии, Тому удалось подсунуть ему под руку собственную коротенькую статью о перевернувшемся на перекрестке кэбе. Редактор от безысходности включил ее в номер. А потом вдруг стал изредка подкидывать Тому небольшие задания. Такими темпами к маю месяцу Том уже перешел из штата корректоров в штат репортеров и стал зарабатывать по полтора фунта в месяц. Видя, что Вивиан осунулась, стала меньше улыбаться и все чаще и чаще бессознательно потирала ладони, Том просил ее не надрываться так на работе. На что она улыбалась своей прежней теплой улыбкой, делавшей ее настоящей красавицей, и говорила, что еще не время.
Вивиан старалась не обращала внимания на ноющую ломоту в суставах, особенно в левой руке. Но чем дальше, тем трудней становилось не замечать горячую пульсирующую боль, идущую от безымянного пальца по всей ладони.
В тонкую белую кожу словно вгрызались жвала маленьких ядовитых насекомых. Она оглядывала безымянный палец с тусклым золотым кольцом, но не замечала никаких изменений. Хотя ей казалось, что кожа должна хотя бы покраснеть, ведь она ощущала, что ее рука горит в огне.
И с каждым днем становилось все хуже.
Однажды, когда она чистила столовое серебро, миссис Чедвик обратилась к ней:
- Скажи-ка, милочка, зачем ты носишь эту дешевую побрякушку? Ведь твой Том стал неплохо зарабатывать и мог бы купить тебе что-нибудь поприличнее.
- Благодарю вас, мадам, но мне другого не нужно, - мягко улыбнулась Вивиан. - Это кольцо Том подарил мне, когда у нас почти не было денег. И мне кажется, что с тех пор как мы его купили, наши дела наладились.
- Неужели? - насмешливо выгнула бровь миссис Чедвик. - Разумная девушка, а веришь в такую глупость.
- Прошу меня простить, мадам, - потупилась девушка и продолжила полировать ножи и вилки.
Поначалу миссис Чедвик не восприняла слова Вивиан всерьез, но когда Тому выдали крупную премию за заметку о празднике гильдии пивоваров, она призадумалась. Шутки шутками, но ранее безвестный корректор, прозябающий на мизерном окладе, стремительно шел в гору. А у супруга миссис Чедвик, как на зло, дела в последнее время шли не самым лучшим образом. Два последних дела адвокат Чедвик не сумел выиграть, и сей прискорбный факт мог в скором времени существенно сказаться на его репутации. А также доходе.
И у миссис Чедвик созрел план.
Она заметила, что Вивиан очень нехотя, но все же изредка снимает кольцо с пальца. Чаще всего это случалось, когда нужно было вымыть полы, тогда Вивиан оставляла кольцо в кармане фартука и плотно застегивала его булавкой. И вот когда горничная в очередной раз мыла полы, миссис Чедвик срочно вызвала ее наверх, в комнаты. Вивиан сняла грязный фартук и побежала выполнять поручение, а миссис Чедвик тем временем прокралась в подсобку и вытащила кольцо из кармана. Когда же безутешная Вивиан обнаружила пропажу, жена адвоката еще и укорила ее за невнимательность. Мол, лучше нужно следить за своим добром, а то булавка расстегнулась, и кольцо упало в ведро с грязной водой, которую выплеснули в сточную канаву.
Вивиан тайком поплакала, а потом перевязала руку, будто бы поранилась, и понуро поплелась домой. Впервые за последние несколько месяцев ее ладонь не полыхала в огне, ее не раздирали на волокна и сухожилия неведомые демоны. Которые теперь поселились у нее в душе. Слова мерзкой старухи «А нет, так нет!» глумливым эхом отдавались в голове, и ей было невыразимо жутко. Она чувствовала, что что-то должно случиться. И буквально через день ее тоскливое предчувствие осуществилось.
Поскользнувшись на лестнице в издательстве, Том сломал ногу.
Для молодых людей это стало настоящим ударом. Мало того, что как минимум месяц Том не мог ходить на работу, этот нелепый случай грозил оборвать его начинающуюся карьеру. Кому нужен журналист, который не поспевает за новостями?
А вот адвокат Чедвик заполучил нового клиента и имел прекрасные перспективы на солидный гонорар. Но не прошло и недели, в течение которой его супруга почему-то не показывалась на глаза даже прислуге, как мистер Чедвик с треском провалил дело – солидный клиент загремел в тюрьму, а кое-какие факты, вскрытые в процессе судебного слушания, поставили крест на его карьере.
Вивиан спешно уволили из адвокатского дома, что при нынешнем состоянии Тома было сущей катастрофой. Но у миссис Чедвик хватило благоразумия дать ей хорошие рекомендации, поэтому девушка довольно быстро нашла работу.
Но это не принесло ей облегчения.
Том слабел день ото дня – он отощал, высох, во взгляде появилась совсем чуждая ему затравленность. Вивиан, которая каждый день навещала жениха в его скромной холостяцкой квартирке, он несколько раз шепотом жаловался на преследующие его кошмары.
- Меня словно прокляли, Вив, - горячечное дыхание с хрипом вырывалось из его потрескавшихся губ. – Меня преследуют гончие. Они гонят меня к пропасти! Прости меня, Вив, я погибаю…
Вивиан несколько раз порывалась бежать к неприветливому ювелиру на окраине и купить у него за любые деньги еще одно кольцо – она больше не сомневалось, что во всем виновато именно оно. Но внутренний голос, сопровождаемый безумным хихиканьем грязной нищенки, говорил ей, что все напрасно. Нужно было вернуть то самое кольцо. И только его.
В Бэлфорде же творилась какая-то чертовщина. За один лишь месяц в городе произошло больше несчастных случаев и трагических событий, чем за весь предыдущий год. Пожар в доме судьи, нелепая, но жуткая смерть одной из дочерей владельца бумажной мануфактуры, убийство на Торчвуд-стрит, страшная поножовщина в северном пригороде, разорение одного из крупнейших торговцев колониальными товарами…
Читая каждую подобную новость в «Бэлфорд-Таймс», Вивиан ощущала накатывающие на нее волны чудовищной удушающей тоски. Что делать, как помочь Тому и остальным?! В этой череде жутких происшествий она винила только себя. Ах, если бы она не сняла тогда кольцо! Она бы смогла, она бы выдержала эту боль. А теперь из-за неё страдают и погибают другие люди.
Однажды вечером, сидя у постели обессиленного Тома, она читала очередной выпуск газеты и увидела небольшую статью о том, как рабочий с металлургического завода выиграл на скачках большую сумму денег. А буквально на следующий день в той же колонке она увидела заметку, в которой описывалась его жуткая смерть – он упал в ковш с расплавленным металлом.
Не помня себя Вивиан собралась и побежала по адресу, указанному в заметке.
За Келли-роуд начинался рабочий поселок. Вивиан битый час искала нужный ей дом, и в итоге поднялась на крыльцо бедного строения, больше похожего на хижину. В ответ на стук в дверь на пороге появилась хозяйка жилища – растрепанная, изможденная женщина с тупым безразличным лицом и красными заплаканными глазами. На безымянном пальце левой руки тускло блестело проклятое кольцо.
- Что вам угодно?
Вивиан рухнула на колени:
- Отдайте мне кольцо! Умоляю вас, отдайте мне его!
- Еще чего? - женщина нахмурилась, а в ее глазах явственно сверкнула неприязнь. - Это кольцо подарил мне мой муж.
- Прошу вас, отдайте! Оно же причиняет вам боль, оно жжет вас! У вас же болят руки?
- Это только у богатеев и лодырей руки не болят. А у всех остальных они не разгибаются.
Вивиан прижала ладони к груди. На лице девушки была написана такие мольба и ужас, что поколебала черствость даже этой неприветливой женщины.
- Отдайте, пожалуйста… - в отчаянии прошептала Вивиан. – Это кольцо проклято. Оно несет несчастья. Сначала оно дарит удачу, но при этом словно грызет, выедает изнутри. И если снять его, то случается ужасное!
Женщина вздрогнула.
- Пожалуйста, отдайте мне кольцо. Я заплачу, сколько попросите!
- Денег-то вдосталь. А вот моего Джека… - эта еще нестарая, но уже измученная жизнью женщина, вдруг на миг прикрыла глаза ладонью, - Джека больше нет.
- Молю вас, - Вивиан снова опустилась на колени, - мой жених еще жив. Но если я не верну кольца, он погибнет. Смилуйтесь!
Ветер трепал неряшливые волосы жены погибшего рабочего и ленты шляпки Вивиан. Минуту, если не больше, длилось молчание, наполнявшее душу девушки неизбывным ужасом. Она даже не замечала, как слезы текут по ее щекам.
А ветер все дул, все гнал по небу низкие, совсем не летние облака.
- Забирай, - женщина сдернула кольцо с пальца и швырнула его на вытертые доски крыльца, - и убирайся.
Вивиан бросилась к колдовской игрушке, не обращая внимания на то, как сгорбившаяся женщина, шаркая, вошла в дом. Торжествуя, она надела кольцо и хотя в то же мгновение ослепительная жгучая боль пронизала всю ее руку почти до плеча, она принесла ей облегчение.
Она сможет, она выдержит.
Том поправится, его дела в издательстве снова пойдут в гору. Они поженятся и будут счастливы как никто другой.
Нужно просто выдержать эту изматывающую неизбывную боль. Раздирающую сухожилия, размалывающую кости.
Выдержать, во что бы то ни стало. Это ведь такая крошечная плата за счастье.
Она ведь выдержит.
Выдержит…

@темы: Кольцо, приносящее счастье

Комментарии
2011-08-23 в 16:19 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
Это охрененно круто.
Вот.

2011-08-23 в 17:12 

rony-robber
Не шалю, никого не трогаю, починяю примус
Aihito
Спасибо)
Я несколько вечеров над этим страдала. Думала, получилось совсем сухо)

2015-11-30 в 11:41 

Murasaki Ayame
Поднимается ветер...
Слушай, мне перечитывать страшно. Начала просматривать и вот стразу страшно. прям за душу берет :dark:

   

Четыре Четверти

главная